Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину)

Этот подвид экспертизы В.Ф. Енгалычев и С.С. Шипшин [11, с. 152—156] именуют психолого-автороведческим и счита­ют, что ее нужно назначать в случаях, когда обвиняемый (очевидец либо потерпевший) отрешается от собственных собственно­ручных показаний, мотивируя это тем, что они написаны при участии другого лица и представляют собой итог диктовки Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину), или изложения, или их сочетания и т.п. При всем этом человек не опровергает, что записи исполнены им, но отрешается от автор­ства. В таких случаях на разрешение экспертизы рекомендуется ставить последующие вопросы.

1. Беря во внимание уровень умственного развития, особенности устной и письменной речи, индивидуально-психологические особен­ности и определенные происшествия дела Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину), является ли испытуе­мый создателем исследуемого текста?

1. Содержатся ли в исследуемом тексте признаки какого-нибудь необыкновенного состояния?

Данная экспертиза проводится комплексно экспертами-психологами и экспертами-автороведами (языковедами). В процессе исследования сравнительному лингвистическому анализу под­вергаются исследуемые тексты, свободные и экспериментальные эталоны письменной речи испытуемого. В отношении Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину) его про­водится экспериментально-психологическое обследование, также психический анализ его почерка.

Приобретенные результаты ложатся в базу совместного за­ключения психологов и автороведов.

Пример. П. и Е. были главными очевидцами обвинения по факту погибели А., наступившей в РОВД после задержания по­следнего. На подготовительном следствии они дали показания о том Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину), что лицезрели, как один из служащих милиции избивал по­терпевшего. В деле имелись собственноручные показания свиде­телей. В судебном заседании П. и Б. от собственных показаний отказа­лись, заявив, что написали их под давлением следователя и при его конкретном участии. Так, П. сказал, что следова­тель грозил ему изобличением Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину) во ереси, уголовной ответствен­ностью, вел себя так, будто бы другие (в том числе и сам обви­няемый) уже признались и П. остался один. Он гласил, что П. также причастен к смерти задержанного. Очевидец был испуган и обязан написать то, что следователь написал на листе бу­маги. При всем этом Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину), как уточнил П., текст, данный ему следовате­лем, он не переписывал, а, прочитав, выложил по памяти.

В процессе всеохватывающей экспертизы было проведено экспери­ментально-психологическое обследование П. и автороведческое исследование текста своими руками исполненных показаний во время допроса на подготовительном следствии. Было установ­лено, что изъянов в перцептивной, мнестической и Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину) интеллек­туальной сферах у П. не имеется. Уровень умственного развития испытуемого соответствует средним значениям (по не­вербальным способам). Вербальный ум развит значитель­но слабее, о чем свидетельствовали трудности при выполнении вербальных заданий (в особенности при определении понятий). По данным личных способов, П. характерны пассивность, не­уверенность внутри Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину) себя, заниженная самооценка, ранимость, тре­вожность, завышенная чувствительность. Отмечаются также не­которая инертность психологических процессов (в том числе мыш­ления), доминирование мотивации избегания неудач и угрозы, склонность к фиксации на неприятностях, подверженность дли­тельному переживанию негативных эмоций. В конфликтных и затруднительных ситуациях П. выявляет тенденцию к самооб­винению, также Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину) рвение не замечать заморочек. Коэффици­ент социальной адаптации снижен. Испытуемый более чув­ствителен к бедам, обидам и унижению, несправедливости, неприятностям с близкими людьми, безмерно высочайшим требо­ваниям со стороны ситуации. В ситуации психологического давле­ния П. пассивен, не отстаивает свою точку зрения, но, не будучи склонным ее изменять, стремится уйти Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину) от конфликта, уповая на то, что он разрешится сам собой. Психический анализ почерка показывает на неуспешность планирования П. собственной умственной деятельности при следующей ее кор­рекции.

Сравнительный анализ текста протокола допроса и получен­ных в процессе экспертизы образцов письменной речи П., выпол­ненных в разных критериях (под диктовку Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину), списыванием, в виде изложения, свободного повествования — на индифферент­ную и чувственно значимую темы), показал совпадение большинства признаков, соответственных свободному повество­ванию и изложению определенного текста. Это выражалось в схожем проявлении лексических, стилистических и синтак­сических ошибок. В то же время было установлено, что в от­дельных кусках исследуемого текста проявлялись речевые блоки Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину), указывающие на более высшую степень владения создателя стилистическими способностями (при сопоставлении с описаниями сход­ных ситуаций в образчиках письменной речи П.).

Проведенное исследование позволило придти к заключению, что текст протокола допроса был выполнен П. и мог быть со­ставлен им в виде авторского повествования об узнаваемых собы­тиях Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину) (соответственно уровню развития вербального ума) с элементами изложения блоков инфы, речевые признаки которых отличаются от характерных испытуемому. Списывание готового текста исключалось. Обозначенные выше индивидуально-психологические особенности П. могли определить его пассив­ность в ситуации допроса, малый уровень стойкости к пси­хическому давлению.

Вместе с рассмотренными группами поводов неотклонимого предназначения СПЭ Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину) выделяются еще группы факультативных пово­дов предназначения СПЭ, к примеру для установления авторства письменного документа по психическим особенностям (психолого-лингвистическая экспертиза). Письменный документ является одним из объектов исследования в судопроизводстве. Он может быть составлен лицом не по собственной воле, а по принуж­дению — под диктовку другого лица Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину). При всем этом документ несет внутри себя «следы психики» этого лица, признаки его личных ре­чевых особенностей. Экспертиза таких признаков осуществляет­ся экспертами-психолингвистами (либо вместе психологами и филологами). Ими выявляются позиции, ориентации, домини­рующая направленность создателя текста, его стилистические осо­бенности (нрав содержания текста, его лексические особен­ности Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину), социальные, возрастные, региональные признаки). В ре­чи проявляется уникальный, типичный комплекс психиче­ских особенностей индивидума — вербальный стереотип.

Перед психолого-лингвистической экспертизой могут быть поставлены вопросы об авторстве не только лишь письменного доку­мента, да и об авторстве речи, записанной на магнитную пленку.

Приложение

Планы семинарских, практических занятий по судебно-психологической экспертизе


kompleksnaya-harakteristika-periodov-lagernoj-smeni.html
kompleksnaya-klassifikaciya-uslug.html
kompleksnaya-matrica-swot-analiza-1-celi-zadachi-etapi-i-hod-realizacii-meropriyatij-programmi-socialno-ekonomicheskogo.html